Calligraphy

21:04 

Fanfic #58 — Фанфик по Голодным играм (+14)

Ricka
Si vis pacem, para bellum/Хочешь мира - готовься к войне.
Название: Мертвый победитель
Автор: Ricka
Связь: ricka02@rambler.ru; icq - 6046793; rickachan.diary.ru
Бета: fandom Hunger Games 2012
Фэндом: трилогия Голодные игры
Размер: мини (2012 слов)
Персонажи: Хэймитч Эбернети
Возрастной рейтинг: PG-13 (+14)
Саммари: Первый опыт Хеймитча в качестве ментора на Пятьдесят Первых Голодных Играх.
Дисклеймер: Все принадлежит тому, кому принадлежит.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: работа для ФБ-2012
Приятного прочтения, и пусть удача всегда будет на вашей стороне!

Мертвый победитель


Сегодня первый день нового сезона Голодных Игр, а значит, я вновь увижу смерть.

Арена в этот раз простая: обычный лес с парой речек, умеренная температура; ловушек по моим данным практически нет. Для этого года выбрали обычные, простые Игры, и это смущает после знаменитой Квартальной бойни. Я наблюдаю за происходящим на экране с тревожным чувством.

Трибуты появляются появляются вокруг Рога. В глаза мгновенно бросается парень из Дистрикта-2, он выглядит настолько сурово, что появляются мысли о том, что вся эта основная часть не имеет смысла — все и так знают, кого будут короновать. Поклонники готовы с остервенением тратить деньги на помощь, без которой он и сам справится, тогда как у меня нет ни единого спонсора.

Про себя я веду обратный отсчёт, вторя голосу комментатора. Мои ноги напряжены, а руки сжаты в кулаки, и я сам готов бросится к Рогу, цепляясь зубами за свою жизнь. Мой бывший ментор, ставший моим коллегой, хлопает меня по плечу. Но воспоминания слишком сильны, и в смотровой комнате я ощущаю запах крови и затаившуюся опасность. Мне хочется спросить, как долго в своих мыслях я буду возвращаться на Арену и сколько ещё буду вздрагивать, когда кто-то называется моё имя? И мне страшно получить ответ.

Старательно убеждаю себя откинуть эти воспоминания и переключиться на новые Игры.

Мои первые трибуты: оба пятнадцатилетние, родом из Шлака, бесконечно слабодушные и тупые, из-за чего я только сильнее раздражаюсь. Мальчик вздрагивает при виде профи, но при этом лелеет надежды о славной победе, не иначе как насмотревшись прошлый сезон. Его взгляд, полный восхищения, пробуждает во мне единственное желание вытрясти всю дурь из этого олуха. Девочка просто... девочка. Худая, дрожащая, с глазами на мокром месте. Смотрит на меня с надеждой, как на чудо. Не знаю, как им объяснить, что такое Голодные игры и что никаких чудес на них не случается.

— К Рогу не суйтесь, — говорю я им. — У вас участвовать в этом кровавом месиве получится только в роли кровавого месива. Бегите, ищите воду, ну а дальше по ситуации.

Стандартная инструкция, мой ментор перед Бойней произносил тоже самое.

— Но ты же сунулся, — противится мальчик.

Я даже удостаиваю его взглядом. Невозможно создать победителя за неделю, это либо годы тренировок, либо то, что есть в тебе с рождения. Нужно обладать достаточной волей, надменностью и верой в себя, чтобы кинуться в первый бой и выжить против профи. Короче говоря, нужно быть самоуверенным кретином, полностью понимающим, что тебя ждёт. Мой мальчик, конечно, кретин, но кретин бестолковый, который хочет стать звездой и не осознает, в какую хрень вляпался.

Это подтверждается через несколько секунд после удара гонга. Мальчик со свойственной ему недалёкостью отчаянно бросается к Рогу Изобилия. Идиот! Он выглядит как обезумевший зверёк, готовый на последнюю попытку отстоять себя в борьбе с хищником. Мне хочется орать на него. Да будь у него даже отличная пушка, профи его голыми руками прибьют прежде, чем он успеет очухаться. Это невообразимо глупо. Если ты недостаточно силён, будь достаточно хитёр...

Пушка молчит, а потому я сперва теряюсь и только потом понимаю, что первые дети мертвы. Девочка из Дистрикта-5 смотрит в камеру мертвым взглядом, но я вижу своего соратника из Дистрикта-12, чей предсмертный крик до сих пор звенит в моих ушах. Он первый пал на Бойне. Я отворачиваюсь, чувствуя, что меня сейчас вывернет наизнанку. Закрываю глаза и делаю несколько глубокий вздохов, но нос чует запах сожженных тел.

Чья-то рука касается меня, и я яростно вскакиваю от неожиданности, готовый нанести удар. Мой ментор с грустью смотрит на меня, а потом показывает на экран. Мальчик умирает, захлебываясь собственной кровью. Трибут из Дистрикта-2 ухмыляется и напоследок жестко пинает его в грудь.

Вот тот, кто действительно готов на всё. Профи выглядят и ведут себя как обычные подростки, с неприличными шуточками и легким заигрыванием друг с другом, но их извращенное понимание мира делает из них безжалостных машин в этой системе. За это Капитолий и кормит их с рук. Чтобы Игры для них были спортивным соревнованием, в то время как остальные тут просто хотят выжить.

Профи отвратительны, и я чувствую, что это та ненависть, которую невозможно пересилить.

Мой ментор расстроенно качает головой. Что происходит в башке этого старикана? Я потерял всю свою семью, они сгорели в этом проклятом капитолийском огне. Но я все ещё пытаюсь вытащить своих ребят с Арены, я хочу показать Капитолию, что дела обстоят не так просто, как они задумали, что мы готовы бороться за себя. А этот первый победитель из нашего дистрикта напевает себе под нос колыбельные и рассеяно хлопает глазами, пока детей, за которых он в ответе, убивают. Он никак не помог мне на Бойне, и сейчас советует отпустить и проще относиться к происходящему.

Я скидываю его руку со своего плеча, готовый произнести целую пламенную речь. Там умер мальчик, который был слишком тупым, но как мне теперь смотреть в глаза его родителям? Как смотреть в глаза кому-либо в нашем Дистрикте? Я чувствую, что во мне бушует истерика.

— Хеймитч, — спокойно говорит старик, — это слишком, я знаю. Тебе стоит развеяться, я справлюсь сам. Девочка убежала в лес и сейчас ищет воду. Пока она следует твоим советам, да и бой около Рога не закончился. Ничего не произойдет в ближайшее время. Спустись лучше на банкет и поговори со спонсорами.

Он буквально выталкивает меня за дверь.

— Не будь таким же, как наш трибут, просто слушай, что я тебе говорю.

Вспышка ярости затуманивает мои мысли, когда старик захлопывает дверь перед моим носом. К тому же со мной все ещё обращаются как с ребенком. Но я выиграл Игры, и цена моей победы была слишком высока. Я потерял всё. А теперь ещё и одного из своих подопечных. Мне хочется ворваться в главный кабинет центра управления и задушить Главного Распорядителя. Мне хочется посмотреть в глаза Сноу и бросить ему вызов.

Сердце пропускает удар, когда я вспоминаю стальной взгляд Президента Панема и его обещание расплаты в случае, если я продолжу вести себя так своевольно.

Но мне уже нечем платить.

От этой мысли ярость исчезает, а холодок проходится по спине. У меня уже ничего нет.

Мне вдруг делается всё равно. Я вновь вижу обуглившиеся тела и слышу людское сочувствие: «Нам очень жаль, Хэймитч». Вдруг начинает казаться, что где-то в душе я понимаю этого старика. Кого забрали у него? Что от него требовали? Сколько смертей он видел, и после какого количества уже перестаешь считать? Я смотрю на других менторов и вижу совершенно разных людей. Одни наслаждаются своей победой, а другие отворачиваются и закрывают глаза. И я хочу знать, стану ли таким же. Или уже стал?

Медленно двигаюсь в сторону банкетного зала. Праздный гул и пестрые платья вызывают приступ отвращения, мне хочется вернуться в Тренировочный центр, закрыться в комнате и повеситься. Это абсолютно серьёзное желание. Я чувствую себя чужим. Другие победители, которые предпочитают банкет смотровой комнате, или те, кому уже не за кем наблюдать, легко общаются между собой и с капитолийцами, обсуждая погоду и делая ставки.

— Эбернети! — кто-то окликает меня, и я растерянно оборачиваюсь.

Передо мной возникает Рубака. Победитель 45-х Голодных Игр из Дистрикта-11. Я чувствую себя неловко рядом с ним. Его стратегия на Арене вдохновляла меня на создание своей. Думаю, он был одним из тех победителей, которые вселяли надежду для всех трибутов из дальних Дистриктов. Настоящий, абсолютный и самоуверенный кретин, готовый бесстрашно, с улыбочкой броситься в самую гущу заварушки.

— Бог мой, Эбернети, — Рубака шутя ударяет меня кулаком своей искусственной руки. — Вот кого я хотел видеть, нашего малыша Эбернети с Квартальной Бойни. Ты что забыл, что я приглашал тебя выпить на Церемонии Открытия? О, вижу-вижу, как тебе неловко. Но вот что, Эбернети, правила такие: мы теперь с тобой и братья, и друзья, и соперники, и соратники. Так что бросай-ка свой стиль Дистрикта-12 и расслабься.

— Чего ты хочешь?

— Откровенно говоря, я хочу выпить, ну а тебе это жизненно необходимо. А ещё тебя надо познакомить с нашими милыми девочками.

Я сторонюсь его. Несмотря на всю симпатию, он кажется слишком веселым для такого события, а я не готов разделять эту радость. Меня слишком беспокоит девочка на Арене, что если она уже мертва? Кидаю взгляд в сторону больших мониторов, информирующих о трибутах. Имя рядом с надписью «Дистрикт-12» горит, значит, девочка жива. Двигаюсь в сторону экрана, чтобы смотреть трансляцию хотя бы по национальному телевидению. Рубака пожимает плечами, мол, как хочешь.

Потенциальные спонсоры вовсю обсуждают происходящее, и мне едва удается протиснуться ближе к экрану. Неожиданно я удивлен. Во-первых, потому что вижу, что показывают девочку. Во-вторых, потому что она не одна. Оказывается, я недооценил плаксивую крошку. Она нашла себе союзника — сильного парня из Дистрикта-8, который получил на показах восемь баллов. Он единственный, кто кроме профи действительно интересует букмекеров. Я симпатизирую этому трибуту, и моя девочка, судя по всему, тоже.

Задаюсь вопросом, что послужило причиной для такого союза: просто жалость или какая-то особенная договоренность? Может, у девочки есть какие-то козыри, о которых я не знаю, или этот парень просто решил развлечься напоследок? Я знаю, что всякое происходит на Арене, но перспектива наблюдать по национальному телевидению секс моей подопечной явно не радует. С другой стороны, это может помочь. Когда имеешь дело с Голодными Играми, никогда не знаешь, что может пригодиться. Любую историю можно раскрутить. Это пусть минимальный, но шанс.

Я наблюдаю за их странным союзом, пытаясь найти что-то, что может привлечь спонсоров. И к своему разочарованию не вижу ничего, только двух отчаянных подростков, которые сбились в стаю из чувства самосохранения. Мальчик ведет себя отчужденно, почти недовольно и интереса к моей подопечной не проявляет, но все же помогает ей взбираться на гору, не бросает и не убивает. Она от него большего и не требует. Это не очень хорошая для продажи история, но напоминает мне о Мейсили. Мы были слишком разные, чтобы быть друзьями, но сошлись на выживании, и её смерть до сих пор не отпускала меня.

А теперь меня не будет отпускать и смерть этой девочки.

Я думаю об этом слишком отстранено ещё до того, как переродки, так похожие на обычных белочек, нападают на неё. Они вгрызаются в её тело, сразу штук десять, и не оставляют ей никакого шанса. Её союзник даже не успевает отреагировать. Он идёт впереди и просто слышит крик, а в следующее мгновение оглушающий грохот пушки оповещает о её смерти. Он рассеянно оборачивается, и в карих глазах отражается ужас.

Это именно то, что так часто происходит на Играх. Ты просто думаешь, что у тебя что-то получается, а в следующее мгновение кто-то, возможно, даже ты, умирает.

Я пораженно смотрю на экран, пока все вокруг возбужденно тыкают пальцами и делятся впечатлениями. Никто не ожидал, что распорядители пустят переродков так скоро и так внезапно. Но все воодушевлены. Ответственные за Дистрикт-8 тут же бросаются разговаривать со спонсорами. Хотя я их понимаю, выглядит это гадко. Мне приходится покинуть зал, чтобы не привлекать лишнего внимания. Я просто вылетаю оттуда и пинаю первую попавшуюся статую в коридоре. Тело дрожит, и едва получается дышать.

Я думаю только о том, что у неё был шанс. И вдруг они забрали его. Почему?

— Не валяй дурака, Эбернети, — вдруг раздаёт голос Рубаки. Он подходит ко мне с серьёзным видом, сложив руки в карманы брюк. — Ты же не думал, что они позволят тебе даже просто надеяться на победу в этом году, после того, что ты устроит на Бойне? Вот тебе ещё одно правило — трибуты гибнут. Часто, потому что мы совершаем ошибки. Тебе нужно научиться жить с этим.

Рубака смотрит на меня с легкой грустной ухмылкой. В нём уже нет того веселья, от него исходит мрачная энергия. И я чувствую, что он совсем не радуется Капитолию, просто понимает всё лучше, чем я.

— Они погибли из-за меня.

Это резкая правда, которую я не готов принять. Я зарываюсь руками в волосы и готов их выдрать от бессилия. Рубака сует мне в руки бокал со спиртным.

— Знаешь, когда-нибудь у тебя будет победитель, — обещает он. — Но не становись простодушным олухом, который надеется, что, выиграв Голодные игры, он сможет в одиночку и в первый же свой год в качестве ментора изменить всю систему. От этого можно сойти с ума. И многие действительно теряют рассудок. Лучшей выпей, помогает.

Перед глазами стоят мертвые лица мальчика и девочки. Мертвое лицо Мейсили. Мертвое лицо моей соперницы из Дистрикта-11. Мертвые лица моей матери, брата и девушки. И кровожадное лицо Сноу. Я делаю глоток.

— Не думаю, что моё пьянство поможет трибутам.

— Как посмотреть. Пьяница точно никому не навредит своевольностью, в том числе и трибутам. К тому же пьяные идеи иногда самые лучшие.

Я смотрю на бокал в моих ладонях, затем пью.

Надеюсь, это поможет.

Конец

@темы: хэймитч, фанфик, голодные игры, pg-13, mini, gen

   

главная