Ricka
Si vis pacem, para bellum/Хочешь мира - готовься к войне.
Название: Ты будешь в порядке
Автор: Ricka
Связь: ricka02@rambler.ru; icq - 6046793; rickachan.diary.ru
Бета: fandom Hunger Games 2012
Фэндом: трилогия Голодные игры
Размер: мини (1394 слова)
Персонажи: Гейл Хоторн, Примроуз Эвердин
Возрастной рейтинг: PG (+12)
Саммари: Гейл обещает, что защитит Прим.
Дисклеймер: Все принадлежит тому, кому принадлежит.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: работа для ФБ-2012
Приятного прочтения, и пусть удача всегда будет на вашей стороне!

Ты будешь в порядке

You'll be alright
No one can hurt you now

Taylor Swift, «Safe & Sound»

I

Он обещает себе, что защитит её.

Когда капитолийский поезд увозит Китнисс, Гейл остается с маленькой напуганной девочкой, которую почти не знает. Примроуз двенадцать, она застенчива, мила и всегда кривится, когда видит мёртвую добычу с охоты. Её многие любят, но настоящих друзей у Прим нет. Она привыкла проводить всё своё время с матерью, Китнисс и жутким котом, заимевшим привычку тереться об ноги Хоторна.

Гейл с опаской наблюдает за Прим. Никогда раньше он не разговаривал с ней дольше пяти минут, и совершенно не знает, как вести себя теперь. Он видит перед собой девочку, чье имя вытащили на Жатве, и не уверен в том, что он чувствует по этому поводу. Из-за неё Китнисс отправилась на Игры. И Гейл знает, что Прим также понимает это. Она без конца плачет, но это не похоже на детские слезы, которыми привлекают внимание.

— Подбери хвост, утенок, — ласково напоминает он. Девочка неловко жмется к нему, пытаясь найти защиту. Её отец давно умер, и Гейл знает, что ей нужен кто-то, кто будет её оберегать. Кто вселит в неё пусть даже ложное, но чувство безопасности.

Гейл не уверен в том, готов ли он стать таким человеком и терпеть эту боль, но он знает, что иначе не поступит. Он будет заботиться об этой девочке даже ценой собственной жизни. Если он не может позаботиться о Китнисс... Это больше, чем договор, который они заключили в прошлом году; это больше, чем единственная просьба Китнисс, которую она со слезами на глазах когда-либо произносила: «Позаботься о них, не дай им умереть с голоду». Жизнь Прим и её счастливые улыбки — бесконечно меньше, чем Гейл хочет дать Китнисс, но это единственное, с чем он остается теперь. И он готов терпеть. Он готов похоронить себя в работе, проводить ночи за охотой, не спать, не есть, смотреть в глаза Прим и видеть ускользающую Китнисс, лишь бы только младшая Эвердин была в порядке.

Он проводит всё свободное время с ней, желая поддержать, и их общение в высшей степени сложное. Гейл легко находит общий язык с детьми, но обычно они не ждут от него чуда, а Прим ждёт. Она без конца проверяет его реакцию на происходящее на экране и постоянно спрашивает о том, какие у Китнисс шансы. Её доверчивые голубые глаза порой раздражают Гейла, но он не может позволить себе уничтожить надежды девочки, а вместе с ними и свои.

— Она вернётся, — без конца твердит он.

И Прим верит ему.

II.

Он часто успокаивает её, обещает, что всё будет хорошо, но сам не ожидает ничего подобного от неё. В конце концов, Прим просто ребёнок, которому неинтересно замечать чувствах других. Но она удивляет его своей серьезностью. Прим дотошно объясняет, как выглядят те или иные лечебные травы, сама предлагает приглядывать за Пози и всегда, когда есть возможность, оставляет для него стакан козьего молока. Хотя Гейл отчаянно хочет верить в возвращение Китнисс, в тот момент, когда Прим аккуратно обрабатывает царапины на его руках, он впервые позволяет себе мысль, что у них может это получиться без старшей Эвердин — одна семья, которая заботится друг о друге.

Они учатся жить с этим. Гейл показывает Рори, как нужно ставить ловушки, а Прим прячет Лютика, которого они дразнят, что поймают. Отвлекаться непросто, но Гейл сосредотачивает всю свою энергию на том, чтобы перенаправлять свои страхи, беспокойства и совсем ненужные прочие чувства к Китнисс на то, чтобы оберегать её сестру. Это не всегда получается, и Прим внимательно наблюдает за его реакцией.

— Это глупо, Гейл, — говорит она однажды, когда он в очередной раз бросает враждебный взгляд на хлеб из пекарни. — Пит пытается помочь Китнисс, не злись на него.

Гейл думает, что по большей части Пит только мешает, но стыдится произносить это вслух. Прим бросает сочувственные взгляды, означающие, что она понимает, где в действительности он хочет находиться, но не может.

Всё это приводит к неожиданным откровениям.

— Прости, — неловко произносит она с неожиданными слезами на глазах. — Она там из-за меня. Это всё моя вина. Если бы моё имя не вытянули...

Гейлу приходится долго успокаивать девочку, что всё не так. Это просто мир, в котором они живут. В этом и есть главный смысл. Защищать своих близких. Заботиться о том, чтобы они были в порядке. Ради этого не страшно и умереть. Ради этого стоит жить и бороться.

И он знает, что готов бороться за то, чтобы Прим больше никогда не пришлось рисковать своей жизнью и чтобы никто больше не умирал ради безопасности тех, кого они любят.

III.

Горящий Двенадцатый только убеждает его.

Гейл никогда не показывает этого, но он страшно боится. Его спина все ещё болит после публичной порки, и каждое утро он просыпается с мыслью, что нет никакой возможности уберечь близких от этого «правосудия». Он второй раз теряет Китнисс, и ненависть к собственной беспомощности подпитывается чувством тотальной незащищенности и желанием наконец-то бросить вызов. Гейл презирает себя за отказ бежать, но не может избавиться от мысли, что борьба — единственное верное решение.

Когда прилетает планолёт, он в бешенстве. Зажигательные бомбы не переставая сыпят повсюду, и пламя поглощает всё на своём пути. Гейл едва успевает вытащить Прим и её мать.

— Ты в порядке? — он не скрывает испуга в голосе. Она должна быть. Она единственное, что ещё связывает его с Китнисс. И она его сестра. Он крепко прижимает дрожащую девочку к себе. — Всё хорошо, я вытащу нас отсюда. Ты будешь в порядке. Обещаю.

И Прим вновь ему верит. Гейл видит, что она не боится остаться без дома и прятаться в лесах. Единственное, что её беспокоит — это Китнисс, и она расстроенно смотрит на него: почему ты не с ней? Потому что он единственный, кому Китнисс может доверить свою семью. И это то доверие, которое он не может обмануть.

Он должен вытащить свою семью.

Гейл рвется на войну, желая раз и навсегда освободить тех, кого он любит, Прим посещает медицинские курсы в Тринадцатом. Они почти не видятся, но он гордится её успехами и слушает её советы по поводу Китнисс. Когда Капитолий сбрасывает на них бомбы, он в первую очередь волнуется о Прим. Поначалу он действительно думает, что здесь она в безопасности, но понимает, как ошибается, когда в последний момент находит её в их отсеке и едва успевает увести в убежище. Никто и нигде не будет в порядке, пока Капитолий существует.

Он отчаянно хочет его уничтожить и с остервенением соглашается участвовать в разработках Бити. Лишь бы наступил момент, когда все будут целы, невредимы и в безопасности.

IV.

В его кошмарах война не тронула её. Наступило долгожданное утро, и с ней всё было хорошо.

Он видел добрую улыбку повзрослевшей Прим, когда она лечила деток, и её тонкие пальцы аккуратно обрабатывали их ранки и царапины. Она была действительно красивой: голубая ленточка в белокурых волосах, белый халат доктора и понимающий взгляд голубых глаз. Прим заливисто смеялась, собирая цветы на полянке и наблюдая за тем, как Китнисс и Лютик вновь шикают друг на друга.

— Когда-нибудь они подружатся, — она улыбалась ему, а он улыбался в ответ.

Она была в порядке, она радовалась жизни. Никто больше не мог причинить ей боль. И ему казалось, что он мог бы её полюбить.


V.

Когда-то Китнисс просила его позаботиться о Прим. Когда-то он обещал своей сестре, что убережет её.

У него ничего не получилось.

— Нам очень жаль, Гейл.

И его мир трескается.

Он не задает вопросов, ответы на которые и так знает: не спрашивает, как четырнадцатилетняя девочка оказалась в самом центре военных действий, и не уточняет у Бити, кому принадлежала бомба. В этом нет смысла. У него была сестра, которой он стремился подарить счастливое будущее... Всё, что он когда-либо хотел, — чтобы его близкие были в безопасности. Всё, о чем он когда-либо должен был заботиться, — это Прим. Это было единственной его реальной задачей, но в попытках создать защищенный мир он потерял того, кого хотел защитить. Он убил её.

«Ты будешь в порядке. Ты будешь в порядке. Ты будешь в порядке. Ты будешь в порядке. Ты будешь в порядке...»

А под закрытыми глазами — тысячи ловушек и девочка, попавшая в одну из них. Её застенчивая улыбка, стойкий взгляд.

«Примроуз Эвердин».

Её крик на Жатве, звеневший в его ушах, и руки, царапающие плечи Гейла в попытках вырваться. Он не понимает, как так произошло. Как так получилось, что он оказался единственным, кто причинил Прим боль? Всё, что ему остается, — прятать лицо в ладонях, шептать её имя в надежде, что случится чудо, и бояться взглянуть в глаза Китнисс.

В конце концов, он просто подонок, которому она доверила свою сестру, а он убил её. В конце концов, он просто тот, кто разрушил собственную семью.

«Стреляй метко, ладно?»

Это всё, о чём он может просить. И, если Китнисс действительно понимает его, она выстрелит. Как надо.

Но Прим уже никогда не будет в порядке...

Конец

@темы: фанфик, голодные игры, гейл&прим, pg, mini, gen