Calligraphy

21:05 

Fanfic #61 — Фанфик по Голодным играм (+14)

Ricka
Si vis pacem, para bellum/Хочешь мира - готовься к войне.
Название: Одно мгновение
Автор: Ricka
Связь: ricka02@rambler.ru; icq - 6046793; rickachan.diary.ru
Бета: fandom Hunger Games 2012
Фэндом: трилогия Голодные игры
Размер: мини (1101 слово)
Пейринг: Цинна/Китнисс
Возрастной рейтинг: PG-13 (+14)
Саммари: в ночь перед Квартальной бойней Цинна и Китнисс встречаются
Дисклеймер: Все принадлежит тому, кому принадлежит.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: работа для ФБ-2012
Приятного прочтения, и пусть удача всегда будет на вашей стороне!

Одно мгновение


Одно её прикосновение — и он в огне.

В лёгкой ночнушке, с распущенными кудрями и дрожащими плечами Китнисс выглядит как невинная девочка, нуждающаяся в защите, но едва её тонкие пальчики касаются его груди, Цинна чувствует пожар, который она распыляет везде и всегда. Он притягивает её к себе и крепко обнимает, не в силах противиться своим чувствам. Он ощущает, как она напрягается, расценивая подобное обращение как угрозу, и Цинна грустно улыбается, нежно поглаживая её волосы.

— Платье было... великолепным, — неожиданно произносит Китнисс, отстраняясь. — Но не стоило так рисковать. Они накажут тебя.

Цинну всегда изумляла её самоотверженность. Китнисс отправляется на Арену, откуда не собирается возвращаться, но думает о безопасности других. Он не может удержаться от вохищённого взгляда, но ему так больно видеть, как она себя обвиняет.

— Это неважно, если это поможет тебе.

Китнисс закусывает губу и хмурится, явно не одобряя ответ. Она несколько раз открывает и закрывает рот в попытках что-то сказать, пока в её глазах полыхает пламя, которым Цинна так хочет овладеть, но не знает, как это сделать, чтобы не обжечься. Она так прекрасна, и, как в первую их встречу, он готов рискнуть всем, лишь бы помочь ей.

— Спасибо, — в конце концов, едва слышно, произносит Китнисс.

И тут она опускает голову. Её плечи дрожат, и вся воинственная поза в мгновение исчезает. Сердце Цинны пропускает удар, когда он видит скупые слёзы на нежных щеках. Он едва успевает сделать шаг в её сторону, как она сама бросается в его объятья.

— Я должна его спасти! Я должна его спасти! Я должна, понимаешь? — как безумная шепчет она. — Что если у меня не получится? Я должна вытащить Пита. Это то, чего он заслуживает. Он должен вернуться домой! — в истерике Китнисс хватается за плечи Цинны. Он понимает, как она устала бороться, и ему бесконечно хочется успокоить её. Он видит, как она ломается. — Мне страшно...

Цинна ненавидит себя за то, что не может рассказать ей. Поведать о сговоре повстанцев, о существовании Тринадцатого дистрикта и плане, который позволит вытащить всех. Он не может поделиться с ней теми задумками, которые он придумал для неё. Для его девочки, в сердце которой оказалось достаточно огня для того, чтобы разжечь его повсюду в их прогнившем мире.

Он боится за неё. Всё, что угодно, может пойти не так, и огня, в конце концов, может оказаться слишком много, он просто поглотит Китнисс. Так же, как он уже поглотил Цинну. Он знает, что не увидит её триумфа и что дальше ей придется справляться самой.

Китнисс дрожит в его объятиях. Обычная семнадцатилетняя девочка, оказавшаяся достаточно сильной и смелой, чтобы спасать своих близких из лап Капитолия. Никто другой и не мог стать его музой. Она единственная, ради которой он способен творить, не переставая, а после — умереть за свои идеи. Китнисс — надежда этой страны, способная оживить её. Она — лучшее, что могло произойти с Панемом. Пока ещё существуют такие люди, у них у всех есть шанс быть кем-то большим, чем просто раскрашенными зомби.

Он так гордится ей. И ему так бесконечно хочется спасти её.

— Я верю в тебя, — говорит Цинна, потому что ничто другое он сказать не может. И «я верю в тебя» звучит как обещание, что всё будет хорошо.

С улицы доносятся крики капитолийцев, которые подтверждают, что пламя вспыхнуло и процесс уже не остановить. Сегодняшнее интервью всё окончательно перевернуло. Китнисс задумчиво смотрит на Капитолий, и Цинна решает, что она думает о том же. Но ей интересно другое.

— Почему ты здесь? В смысле... почему ты решил участвовать в Играх?

Дом в Дистрикте-12, её прежняя жизнь, с которой Цинна успел познакомиться, подсказывает ему, насколько она на самом деле не понимает его и других капитолийцев. Они никогда раньше не говорили об этом, он творил для неё наряды, а она взамен относилась к нему как к другу, закрывая глаза на его происхождение и не интересуясь его мотивами.

— Потому что мне нравится творить, Китнисс. Потому что я хотел, чтобы мои идеи имели значение, — просто отвечает Цинна. — Потому что я хотел что-то принести в этот мир. Так поступают творцы.

Ему очень сложно объяснить ей всё то, что двигало им. И он не считает это время и место удачным. Утром она отправляется на Арену, и он умрёт до того, как сможет убедиться, что она выбралась оттуда. Это не лучший момент, чтобы говорить о том, как его душила реальность, в которой он родился. Как он ненавидел окружающую искусственность, навязчивую моду и эти устаревшие, выцветшие и наигранные эмоции. Как всегда пытался найти островок натуральной красоты в море этого безумия.

Китнисс — твердый реалист, и Цинна знает, что его слов будет недостаточно для того, чтобы она поняла его творческую натуру, которая так хотела всколыхнуть эту раздражающую, заплесневелую и иллюзорную идеальность. Он хотел настоящего огня, который заставил бы людей оглянуться и спросить: как же они могли так жить? Поэтому он выбрал Дистрикт-12, с которым было проще всего реализовать свои идеи.

— Мне повезло, что ты была первой, — говорит Цинна. — Не знаю, как случилось это невероятное совпадение. Я придумал огонь, и тут появилась ты, способная обуздать его. Я никогда не думал, что мои идеи так оживут. Ты была искрой, которой так не хватало.

— И, посмотри, как всё это вспыхнуло, — горько заявляет Китнисс. — Ты потрясающий художник, но я никогда не хотела ничего подобного. Столько людей теперь в опасности.

— Не думай об этом, — он заставляет её поднять голову, положив руку на ей подбородок. Цинна с отчаянной нежностью целует её лоб. — Нельзя жить в вечном страхе, Китнисс. Если ты готова отдать всё за своих близких, то другие тоже на это способны. Тебе же понравилось сегодняшнее платье, ты готова бороться.

Он целует её прежде, чем она успевает одуматься. Его губы касаются её мокрых щек и закрытых глаз. Огонь охватывает его, и Цинна не может остановиться, он целует её, целует, целует и целует, наслаждаясь тем, что она разрешает ему прикасаться к себе. Китнисс оборачивает руки вокруг его шеи и отвечает ему. Её легкий стон сводит Цинну с ума, и он с таким трудом отстраняется. Каждая клеточка его тела противится. Он не хочет уходить, не хочет оставлять её. Больше всего на свете он желает быть безумцем, который бы восхищался и вечно поклонялся своей огненнй девушке.

— Огненная Китнисс Эвердин. Она всё еще пылает, — так и не отдышавшись, он повторяет слова Клавдия Темплсмита и Китнисс немного виновато улыбается. Она зарывается в его объятия, и, хоть он знает, что она думает о Пите, всё равно рад этому счастливому мгновению, которое будет разрушено уже через секунду.




Он видит Арену. Вода окружает со всех сторон, и Цинна знает, что это значит.

— Если огненная девушка не может сгореть, то пускай потонет, — кровожадно улыбается Сноу. — Нравится? Я знал, что ты оценишь.

Цинна лишь смеется. Он только успевает сказать, как всё это бессмысленно и что целого океана не хватит, чтобы потушить Китнисс Эвердин. И любовь переполняет его сердце. Но в следующее мгновение наступает тьма... Горячая и обжигающая.

Конец

@темы: het, mini, pg-13, голодные игры, фанфик, цинна&китнисс

Комментарии
2013-04-20 в 14:57 

Фанфик замечательный!Такой нежный и трогательный!Очень понравился!Единственное замечание-по поводу того,как "он положил руку ей на подбородок".Ну,таким образом довольно трудно поднять чью-либо голову :) Представляю себе такую картину и даже смешно)

URL
     

главная